20 ноября 2019, среда
Областные новости
19.11.2019
В среду, 20 ноября 2019 года, специалисты отдела жилищных программ минтруда региона и уполномоченных органов муниципальных районов и городских округов Пензенской области, курирующих вопросы реализации жилищных программ, проконсультируют жителей области в рамках Единого дня информационных услуг.
19.11.2019
19 ноября в региональном парламенте прошло двадцать третье заседание фракции «ЕДИНАЯ РОССИЯ» под председательством руководителя фракции Вадима Супикова.

Объявления

Люди земли Никольской

01.11.2019

Волшебник алмазной грани

В романе известного русского писателя и журналиста Георгия Маркова «Соль земли» красной строкой прописан девиз того времени: «Трудовой народ – вот кто соль земли». Солью земли называют лучших людей, сумевших придать жизни, своей и других людей, вкус, смысл и красоту. Так вот солью земли Никольской с полной уверенностью можно назвать шлифовщика стеклоизделий ОАО «Бахметьевский завод» Игоря Евгеньевича Свинкина.

И.Е. Свинкин является ведущим шлифовщиком стеклоизделий ООО «Бахметьевский завод», выполняет ответственные заказы, участвует в реставрации произведений декоративно-прикладного искусства для известных музеев страны. Он несколько раз награждался почетными грамотами и занесен на районный Стенд почета.

 Волшебник алмазной грани   Волшебник алмазной грани

Игоря Евгеньевича я застала на его рабочем месте за шлифовальным станком, где он сосредоточенно рисовал на стекле замысловатую алмазную ветвь. И отметила про себя, что даже карандашом на бумаге сложно сделать непрерывную и строго ровную линию, а тут на сложном оборудовании нужно вырезать на стеклянной (хрустальной) поверхности именно запланированный рисунок изделия. А если рука дрогнет? Выбрасывай заготовку в бой?

«Нет, рука не дрогнет, все движения уже отработаны за более чем два десятилетия, - смеется мастер. – Тем более у меня навыки наследственные, можно, сказать, заложены на генетическом уровне».

Как выяснилось, Игорь Евгеньевич – потомственный мастер алмазной грани: его отец Евгений Николаевич всю жизнь проработал на «Красном гиганте» шлифовщиком стеклоизделий и стал настоящим учителем своему сыну.

«Мама моя Галина Николаевна была воспитателем в детском саде №3, а я учился в школе №2, - степенно рассказывает Игорь Николаевич, а я, слушая его рассказ, отмечала про себя его размеренную, но в то же время уверенную речь; непринужденную улыбку, лаконичные движения рук. Но это все было на поверхности. А все же больше хотелось узнать своего героя «изнутри», что и какие качества его характера позволили ему стать ведущим, а не ведомым; профессионалом и асом в своем деле; замечательным семьянином и отличным другом.

- Я в общем-то в школе особенно не задумывался о будущей профессии, однако, хотелось бы получить полезные и нужные знания и навыки, которые пригодились бы в жизни. Поэтому я после окончания школы поступил в московское училище на электрогазосварщика и после его окончания ушел служить в армию.

Профессию, я, конечно, «опробовал», когда после службы в стройбате в Астрахани пришел работать слесарем КИП на завод «Красный гигант», в отдел №38. Вскоре появилась семья, и нужна была более престижная профессия с достойной зарплатой. А перед глазами был пример отца. Вот в 1994 году я пришел учеником отца в цех №4 в экспортный отдел. И мне повезло, что моим наставником стал мой отец, так как для освоения профессии шлифовщика нужно не только терпение, но и твердая рука, и крепкие нервы. На первых порах приходилось осваивать технику нанесения алмазной грани, а это долгий и кропотливый, чуть ли не ювелирный  процесс, изучать рисунки и орнамент, разработанные заводскими художниками, а затем и выдавать готовую продукцию без брака.

 

Алмазная грань - способ нанесения рисунка или орнамента на стекло методом прорезания поверхности специальными вращающимися кругами с последующей шлифовкой и полировкой. Благодаря этому на стекле образуются грани, в которых многократно преломляются световые лучи, создавая необычную игру светотени.

- Это уже со временем я научился «обходить» и маскировать под узор какие-то погрешности хрустального изделия, типа пузыря или неровной поверхности. А по молодости это было сложно, - вздыхает Игорь Евгеньевич.

- А могли бы Вы при изготовлении очередного авторского шедевра отойти от запланированного рисунка или схемы? - задаю коварный вопрос мастеру.

- Нет, если рисуешь уже определенное изделие, тем более авторское, то будь добр придерживаться идеи художника. Ну, а в свободное время можешь, конечно, экспериментировать, применять какие-то иные варианты рисунка, но мало кто этим занимался – работы всегда было много, да и процесс этот достаточно долгий и трудоемкий.

- Вот смотрите, - в глазах Игоря Евгеньевича заблестели искорки, - приносят гладье – это абсолютно гладкая заготовка из хрусталя. Но прежде чем приступить к резьбе по хрусталю, надо обработать острые после срезки колпака края изделия, а потом нанести разметку рисунка.  Причем, идеальную разметку, чтобы рисунок был симметричным, особенно, если он состоит из множества отдельных линий различных конфигураций. А потом уже наступает сам процесс вырезания граней, и тут уже не заскучаешь!

Я, кстати говоря, тоже не скучала, слушая И.Е. Свинкина: постепенно появлялись на свет удивительные душевные грани его характера:  аскетичность и в то же время мужское благородство, консерватизм, но и практичность, организованность и сдержанность, очень редкое сегодня качество – самодостаточность. А это не только способность к выживанию, но также и самостоятельность в принятии решений, жизненных выборов, не зависимо от поддержки или порицания окружающими людьми. Самодостаточные люди притягивают к себе интерес смелостью жить и быть собой, не прячась за серыми масками, стремлением слиться с толпой или соответствовать ожиданиям.

«Работа шлифовщика тонкая, тут глаз-алмаз нужен: линии должны лечь ровно, не испортить рисунка, - продолжает беседу Игорь Евгеньевич. – Некоторые рожденные еще на «Красном гиганте» узоры стали эталоном стеклоделия, и не только в Никольске, но и на других хрустальных заводах. И важно не ошибиться, не испортить грань, заставляющую свет играть, цвет блистать, чтобы она превратилась в замысловатый узор элитного стекла».

И.Е. Свинкину посчастливилось работать со знаменитыми и прославленными художниками по стеклу, а именно: с Е.В. Дубской, Любовью Юдиной, Н.И. Ершковым, В.В. Ежовым, с которыми было сотворено немало хрустальных шедевров, прославляющих никольское стеклоделие на всевозможных выставках как в России, так и за рубежом; ныне являющиеся экспонатами в значимых музеях страны. Вероятно, и самим художникам повезло с золотыми руками мастера алмазной грани, ибо только при полном взаимопонимании как техники, так и процесса могли появиться на свет уникальные изделия.

- Игорь Евгеньевич, а что из хрусталя было в качестве эксклюзива? – поинтересовалась я.

- Да для меня любая вещь – эксклюзив, - улыбается мастер. – Возьмешь в руки заготовку, вроде вот он, обычный рисунок, а начинаешь его рисовать на круге, уже замечаешь что-то новое. Вот сейчас смести грань на один миллиметр, и она может заиграть совершенно по-другому, а то и вовсе потухнуть.

Правда, приходилось делать и интересные вещи, как, например, хрустальную корону Российской империи для московской выставки. Там ее примеряли знаменитые люди России, несмотря на то, что она очень тяжелая. Кроме того, однажды привезли осколки двух ваз из Петродворца, и нам пришлось по кусочкам восстанавливать рисунок этих старинных ваз, а потом уже заново воссоздавать эти копии. Так же делали копии хрустальных изделий с серебром для Эрмитажа.

Кстати, вот тогда мне и пригодилась моя первая профессия электрогазосварщика, где мне пришлось объединять стекло с металлом. Зато как приятно знать, что вещи, по сути, созданные с нуля, украшают знаменитые музеи России!

Наверное, нашлось бы еще немало тем для дальнейшей нашей беседы, однако, мастера ждала его «алмазная» работа и масса заготовок на станке. А я словно окунулась в сказочное хрустальное зазеркалье, перешагнула черту между реальностью цехов и станков и фантастическими гранями хрусталя, таланта, трудолюбия и некоторой самоотверженности и преданности профессии, которой Игорь Евгеньевич отдал больше четверти века. Своим творчеством, а я считаю, что это не просто труд шлифовщика, а именно творчество, он оставил яркий алмазный след в никольском стеклоделии, которое, не побоюсь этого слова, является нашим национальным достоянием.

 Автор: Марина Вострова

 


 

Оставить комментарий